Скачать
Главная » 2012 » Июнь » 15 » Испытание школой
15:06
Испытание школой

Испытание школойВообще-то, школу я не любила никогда. И была, как говорили учителя, "девочкой способной, но ленивой". На уроках маялась, писала записочки, хихикала с подружкой, рисовала в тетрадке и делала все возможное, чтобы скоротать время и оказаться наконец "на воле". И все ждала: когда же закончится это мученье и я смогу жить так, как хочется мне, без указки, расписаний и звонков. Закончилась школа - начался университет, и снова я ждала, когда же придет конец этим чертовым сессиям, зачетам, "хвостам", пересдачам! Теперь все позади. Казалось бы - живи и радуйся, и забудь прошлое как страшный сон. А оно и вправду выглядит сном, кажется далеким и почти нереальным, но только уже не тягостным, а, наоборот, приятным. И люди из этого сна - школьные и университетские учителя - вспоминаются с умилением и теплотой в душе. Оказывается, они действительно многому научили меня!

А я понимаю это только сейчас. И чувство благодарности (откуда оно только взялось?) наполняет сердце, и слова, которые я никогда не говорила им (колючая, вредная девчонка!) готовы сорваться сейчас. Галина Владимировна.

Учительница русского языка и литературы. Единственная из учителей нашей школы, у которой на уроках была тишина. Но не та гробовая, испуганная тишина, которая наступает после того, как "училку довели до ручки" и она наставила двоек половине класса, а тишина живая, наполненная мыслями, раздумьями, интересом к тому, что только что сказал учитель. Она уважала учеников, но не терпела хамов, и даже жвачку на ее уроках не жевал никто.

До сих пор удивляюсь, как же хитро она "заставила" нас всех прочесть "Войну и мир": сцены мира, которые всегда читаются легче, мы живо обсуждали на уроках, а по сценам войны - тем, которые почти все, особенно девочки, так и норовили пролистнуть - всегда писали изложение. В результате об Аустерлице и Шенграбенском сражении я знала не меньше, чем о первом бале Наташи Ростовой. Иногда Галина Владимировна читала нам отрывки из книг современных писателей, например, Довлатова, и весь класс, распластавшись по партам от хохота, слушал о том, как в "Зоне" уголовники ставили пьесу про Ленина и Троцкого. А еще она частенько зачитывала нам "перлы" из наших же сочинений, но никогда не сознавалась, кто какие глупости сморозил.

Я всегда с замиранием сердца открывала свою тетрадь с проверенным ею сочинением, ожидая кроме оценки увидеть еще несколько слов, написанных красной пастой и обращенных именно ко мне. И часто эти слова были: "Ты действительно так думаешь?.. Очень интересные мысли!" или "Читала с удовольствием!" Я заливалась краской от смущения и радости, и на некоторое время совершенно забывала о том, как мне надоела эта школа. Возможно, именно поэтому после окончания учебы я, недолго думая, подала документы в университет на филологический факультет. Валерий Александрович. Преподаватель зарубежной литературы. Никогда не забуду его первое появление в моей жизни.

Огромная университетская аудитория, заполненная студентами-первокурсниками, гудит как пчелиный рой. Кажется, тишины в ней не будет никогда. В дверном проеме возникает худенький невысокий мужчина неопределенного возраста, который пронзительным взглядом окидывает совершенно игнорирующее его студенческое братство. И вдруг как гром среди ясного неба - голос, перекрывающий весь шум: "Мрачное Средневековье!!! Эпоха варварства и мракобесия!!!" Первые ряды на минуту оглохли. Тут же стало тихо.

Худенький мужчина с явным удовлетворением отметил произведенный эффект и вкрадчивым тихим голосом продолжил: "Ну, что же Вы ждете? Записывайте. Первая лекция - "Литература Средневековья".Валерия Александровича боялись многие. Боялись его насмешливого взгляда, пронизывающего насквозь, его молчания, и того, что он скажет.

Потому что все, сказанное им, воспринималось студентами как истина, не требующая доказательств. Он никогда не читал с листа, он декламировал стихи французских поэтов в оригинале, он ставил такие акценты и так преподносил историю литературы, что его лекции служили нам лучшим учебником, и бережно передавались из поколения в поколение. Валерий Александрович требовал беспрекословного знания текстов, и на экзаменах первым делом отправлял на пересдачу таких как я - лентяев. "С какой сцены начинается произведение? А какой сценой заканчивается? Забыли?

Что ж, я разочарован. До встречи в августе. И Ваши слезы мне не нужны". Обмануть его было невозможно - приходилось читать все от корки до корки. Студенческими байками стали вопросы, которые он задавал на экзаменах с совершенно бесстрастным выражением лица: "Какого цвета глаза у лошади Дон Кихота?

" или "Покраснела Джульетта или побледнела, когда впервые увидела Ромео?"Чтобы перебороть свой страх к этому непростому и необыкновенно интересному человеку, я пошла на беспрецедентный шаг - на занятиях перебралась с последней парты на первую, прямо перед ним, стала читать дополнительную литературу по теме, по выходным сидела в библиотеке. Потому что его "я разочарован" было хуже любого наказания. К экзамену я готовилась как проклятая, но все равно дрожала как мышиный хвостик. И напрасно. Валерий Александрович смерил меня холодным взглядом и, не задав ни одного вопроса, поставил в зачетку "Отлично".

Категория: Семейная жизнь | Просмотров: 143 | Добавил: eh-zhiznya | Рейтинг: 0.0/0

Похожие записи:
» Тренинги: новые секты?
» Дети в секрете
» На модном Олимпе – женский шарф
» 100ароматов. ру: обновите шлейф своей обворожительности
» Самые ожидаемые фильмы весны 2012
» Почему пропадает мотивация при изучении иностранного языка и как ее удержать?
» Одеколон - Путешествие через века. Часть 1. Начало истории одеколона
» Где найти время и силы на изучение иностранного языка?
» Секреты красоты со всего мира
» Легенды и были Новодевичьего монастыря