Скачать
Главная » 2011 » Август » 17 » Ошибка
16:18
Ошибка

ОшибкаРожденная в семье крупных польских промышленников, перебравшихся в Киев, Таня с рождения привыкла к роскоши и комфорту. Пришли другие времена, пришли к власти люди с немытыми руками, резкие на расправу люди с винтовками. Родители Тани не уехали от греха подальше, а, поверив в сказку о «всеобщем братстве», остались в стране на свою беду. И маленькая Таня осталась, и через пятнадцать лет повстречала ЕГО. И звали его Виктором. Он был старше ее на двенадцать лет, красив и решителен в своем порыве сделать мир лучше. Он не был сторонником деления на классы, и было ему решительно наплевать на то, что Танино «происхождение» могло помешать ему в продвижении по служебной лестнице. В общем, они поженились. А потом пришел 38 год, и Таниных родителей осудили и расстреляли. У Виктора начались проблемы на работе. Он мужественно сжимал зубы, и ни разу она не увидела ни по лицу его, ни по словам его, ни по поступкам, что жалеет он о том, что связал свою судьбу с «неблагонадежными».

Он переживал ее беды, как свои личные, и она чувствовала себя за его спиной, как за каменной стеной. Виктор работал архитектором, и в качестве специалиста по строительству оборонных сооружений его не раз посылали, как это принято сейчас называть, в «горячие точки». Он был на Халхин-Голе, на Финской войне. Она ждала его и писала трогательные, полные чувства письма. Он прошел всю Отечественную войну и вернулся, сохраненный ее любовью и ее письмамиОни прожили вместе всю жизнь. Они любили друг друга.

У них родились сын и дочь. И она все время стала посвящать детям. Он занимал серьезную должность в серьезном министерстве, был востребованным специалистом и любимцем власть имущих. Его, как «душу компании» и просто привлекательного мужчину, приглашали на званые обеды, на всевозможные банкеты.

Он звал ее с собою. Она отказывалась всегда. Она стала с возрастом типичной домоседкой, не знающей большего счастья в жизни, чем счастье и радость общения с детьми, с многочисленными племянниками, с толпою ребятни. Она стала наседкой.

А он все чаще ходил на приемы без нее. Уговаривал ее постоянно:- Таня! На самом-то деле меня ведь с супругой пригласили! – Виктор стоял у зеркала, завязывал галстук. Он принадлежал к той редкой породе людей, глядя на которых кажется, что они родились в накрахмаленной сорочке и с безупречно повязанным галстуком.

Эта удивительная порода людей интеллигентных, а не играющих в интеллигентность, столь редкою была еще тогда, в шестидесятых. Сейчас такие люди заносятся в красную книгу - Мне и одеть-то нечего, - отвечала Таня. Это было неправдой. Несмотря на ее возражения Виктор всегда привозил из многочисленных командировок наряды, коим позавидовали бы многие женщины того времени. Татьяна только качала головой осуждающе, усмехалась:- Нашел, что старухе привезти! Она начала считать себя недостаточно молодой для того, чтобы носить такие вещи. Ему было 62 года, но о пенсии он и не помышлял. Был подтянут, строен, высок и гибок.

Виктор бегал по утрам в любое время года, всерьез увлекся пчеловодством, писал книги. Он все успевал, его жизнь неслась, подобно поезду. Он ни на секунду не задумывался о том, что многие мужчины считают себя в его возрасте «стариками», шаркают стоптанными туфлями по асфальту, шамкают беззубыми ртами, чешутся с неопрятным видом, стуча в домино во дворе. Ему было плевать на возраст.

Каждое утро Виктора ждала машина под парадным, он мчался «на объекты», заскакивал домой днем на час, а потом «улетал» до вечера. Таня чувствовала себя превосходно в роли воспитательницы многочисленной детворы. И не хотела составлять мужу компанию на званых обедах и ужинах. Не очень радостно принимала его приглашения выйти «в свет», в театр или на премьеру фильма. Ей не хотелось покидать надолго «гнезда», свитого ею. И потом грянул громВиктор сидел перед Таней, опустив голову. Она не видела его таким никогда в жизни. Он не смотрел ей в глаза.- Что ты можешь мне сказать?

– голос ее был тверд, слова звучали резко, безжалостно. Железом по стеклу - Что я могу сказать? Я могу прекратить это завтра же. Я хочу прекратить это завтра же. Я прямо сейчас хочу это прекратить, Танюша, - он поднял, наконец, глаза, но, встретившись с ее взглядом, обжигающе-холодным, вновь поник.- Уходи к ней! Он медленно поднял голову:- ТаняОна прервала его:- Уходи к ней! Виктор встал, прошелся по кухне. Остановился, упершись о стол руками:- Таня, это неправильно! Я люблю тебя! Я люблю наших детей - Ты никого не любишь. Ты не поступил бы так, если бы любил нас.- Я люблю вас, - почти закричал он. Татьяна протестующе загородилась ладонью:- Не кричи, пожалуйста. Дети спят.

Ты все решилОн замотал головой:- Ничего я не решал! Не решай и ты за меня. Я не хочу уходить из семьи. Я прекращу это - Это прекратила я. Можешь считать, что я это прекратила только что. Сейчас.

Точка, Виктор. Она ни разу в жизни до этого не назвала его «Виктором». Или «Витя», или «Витюша». А сейчас как будто разговаривала с чужим человеком. Как будто не было у них десятилетий счастливой семейной жизни. Как будто и не было любви.

Он смотрел на нее подавленно. Корил себя последними словами за ошибку, совершенную им, и надеялся, очень надеялся, что Таня изменит свое решение. Он был неглупым человеком, он прекрасно знал, что бывают в жизни случаи, когда слова вырываются помимо воли человека, когда эмоции застилают здравый смысл, и решения приходят, о которых человек жалеет потом очень серьезно. Нужно было время

Категория: Все об одежде | Просмотров: 135 | Добавил: eh-zhiznya | Рейтинг: 0.0/0

Похожие записи:
» Женщина и руководитель: как совместить эти понятия?
» Прощай, одиночество!
» Выйти замуж за 40 дней. За иностранца. По любви
» Как сделать оргазмы ярче
» Не жалейте живота своего
» Мой муж — иностранец
» Ламинирование не для пола, но для волос?
» Обновляем весенний гардероб
» Миллионер. Портрет в национальной раме
» Как выбрать средство контрацепции